18 Декабря 2018
19 августа сего года в Москве медиакомпания Tajinfo приобрела популярный радио-канал «Муходжир», вещающий в режиме онлайн во всемирной паутине. Стороны, в том числе прежние владельцы ресурса – уроженцы Таджикистана Рахим Каландаров и Тохир Хамдамов, сумму сделки не раскрывают, ссылаясь на политику конфиденциальности.

Материалы отфильтрованы по дате: Май 2014

Со шпателем в театр О таджике-сантехнике, получившем «Золотую маску»

Абдумамад Бекмамадов — один из трех таджиков, получивший престижнейшую театральную премию России «Золотая маска». Позже некоторые депутаты Госдумы выскажут свое возмущение на сей счет, министр культуры напишет «письмо в защиту». Между тем сам Абдумамад даже не зная, кто такой Мединский, продолжает жить своей обычной жизнью — ходит на кастинги и делает ремонт в квартирах, в одной из которых мы с ним с ним и встретились
Абдумамад Бекмамадов на церемонии вручения театральной премии «Золотая маска» за 2013 год<br /> Абдумамад Бекмамадов на церемонии вручения театральной премии «Золотая маска» за 2013 год
Встретиться с Абдумамадом Бекмамадовым никак не удавалось уже год. И тут случилась церемония вручения престижнейшей театральной премии России «Золотая маска» и последующее возмущение некоторых депутатов Госдумы: шутка ли, лауреатами специальной музыкальной премии жюри стали обычные гастарбайтеры. Позже «письмо в защиту» напишет министр культуры. А между тем Абдумамад даже не зная, кто такой Мединский, продолжает жить своей обычной жизнью — ходит на кастинги и делает ремонт в квартирах, в одной из которых мы с ним с ним и встретились.
Обычная кирпичная хрущевка на востоке Москвы — одна из сотен, которую столичные власти должны снести в ближайшие годы. Во дворе тихо, много деревьев. У дверей одной из квартир на третьем этаже нас встречает смуглый мужчина лет под 40. На лице неуверенная улыбка, в руке шпатель, на старенькой футболке свежие пятна от раствора. Неуверенность чувствуется и в голосе, когда он приветствует нас и приглашает войти...
Это и есть Абдумамад Бекмамадов, уроженец Таджикистана, лауреат «Золотой маски», которую он получил как соавтор и актер спектакля «Акын-опера», поставленного в московском «Театре.doc» в сентябре 2012 года. Для него, как и для двух других участников проекта, входивших в состав первой постановки, театр лишь дополнительная работа для души и не приносит серьезного дохода. На жизнь он зарабатывает, делая ремонт в квартирах.
Единственная комната квартиры полностью обставлена набитыми вещами сумками, которые хозяйка пытается убрать в сторону, чтобы освободить стену под отделку. Абдумамад проводит нас через нее на абсолютно пустую кухню. Стремянка да ведро с раствором шпаклевки — вот все добро этой коробки два на два.
После успешной премьеры и нескольких показов «Акын-оперы» (или «Баллады о мигрантах») в московском «Театре.doc» Абдумамад уехал домой на Памир, по словам автора проекта Всеволода Лисовского, по семейным обстоятельствам. Но сам он объясняет, что думал вернуться скоро, даже обратный билет хотел сразу купить, но, когда приехал, не заметил, как прошли эти 10 месяцев с семьей. Вернулся он в итоге только в декабре прошлого года.
Абдумамад Бекмамадов — один из трех таджиков, получивших престижнейшую театральную премию России «Золотая маска». Позже некоторые депутаты Госдумы выскажут свое возмущение на сей счет, а министр культуры напишет «письмо в защиту». .
В московских театральных кругах его коротко называют Абдулом из-за допущенной однажды ошибки в написании его имени, к которому добавили лишнюю «л» (Абдулмамад). Родился Абдул в кишлаке Бидиз Роштаклинского района Горно-Бадахшанской автономной области (ГБАО) Таджикистана 27 августа 1967 года. В 21 год женился. Он шестой среди девятерых братьев и сестер, и в том, что в его отсутствие дом ему строил один из братьев на присылаемые им деньги, нет ничего необычного — в их семье привыкли помогать друг другу. Только так и живут.
— Я кормлю и свою семью, и семью брата, который работает художественным руководителем Дома культуры в Рошткале. В семье нас было шесть братьев и три сестры. Один брат погиб во время гражданской войны. Я здесь с младшим братом, а остальные там, — на вопросы о семье он отвечает кратко.
По специальности, как он сам говорит, юморист, хотя актерского образования получить не успел: в начале 1990-х поступил на актерское отделение Таджикского института искусств в Душанбе, но спустя два месяца вуз пришлось покинуть — в стране началась гражданская война. А играть он начал еще в школьных постановках. Позже в 1989 году он с Аджамом Чакабоевым, который в последующем станет его партнером по сцене в Москве, создаст ансамбль «Ноз», составом в шесть-семь человек, который летом иногда увеличивался за счет школьников. Они гастролировали с танцевальными и юмористическими номерами по районам страны, участвовали в фестивалях и подрабатывали на свадьбах. Продолжалось это до 1999 года. А решение ехать в Москву он примет как раз во время одного из фестивалей. Задумку реализует тут же.
— В последний раз мы выступали на музыкальном конкурсе «Андалеб» в Душанбе. Доехали с группой до столицы, получили там командировочные, я на них купил билет, ко мне присоединился мой братишка. Мы сели в поезд и вот в 1999 году приехали сюда, в Россию, то есть домой обратно я уже не вернулся. Дети были взрослые, надо было как-то кормить семью, — Абдумамад, объясняя свое тогдашнее решение, смотрит в окно и, кажется, что пытается вспомнить, как все это было, все-таки 15 лет прошло.
В то время прямых железнодорожных маршрутов до Москвы не было. Все ехали с пересадкой через Саратов. На саратовском вокзале его приключения и начались. Сначала милиция оставила его с младшим братом без денег, потребовав взятку за какое-то якобы нарушение. Ко всему прочему еще и брата забрали, а билеты были как раз у него. Пока его выдворял из отделения, опоздали на поезд. Какой-то мужчина предложил им работу — перетаскать коробки из подвала, но когда они все сделали, денег не получили. И так — без денег, билетов, обманутые — они застряли в Саратове...
— Потом из Москвы приехал родственник. Он домой уезжал, тоже, как и мы все, через Саратов. И вот на его деньги мы с братом купили билеты и приехали в Москву.
Он же нам дал адрес своего друга в Москве, но этот адрес был в кармане у брата, а в Москве его опять задержали и уже увезли.
Вместе с адресом. Я остался на вокзале, — все с той же улыбкой он продолжает свой рассказ о своих злоключениях в Саратове, перенесшихся вместе с ним в столицу.
Ему помогла женщина, работавшая на вокзале. Тоже из Таджикистана. На пару дней она приютила его у себя, в подвальном помещении одного из многоэтажных домов.
А еще порекомендовала сходить на одну из строек неподалеку, что Абдул и сделал на следующий день. Бригадир попался добрый, а еще тоже оказался творческим человеком - взял сантехником, хотя, признается Абдумамад, строительному делу научился уже здесь, в России.
На той стройке в основном работали турки, общались практически жестами, из-за чего нередко ему приходилось переделывать работу, так как имелось в виду совсем не то, что сделано.

Источник: «Россия для всех», http://tjk.rus4all.ru/

Подробнее ...

Ашраф Гулов: «Дар муноқишаи Москва- Сити тоҷикистониҳо иштирок накардаанд»

Дар мусоҳибаи ихтисосӣ бо нашрияи “Точикони Россия” сардори Хадамоти консулии Сафорати Тоҷикистон дар Россия Ашраф Гулов, ки таҳқиқи ин қазияро дар асоси дастури Сафири кишварамон Имомудин Сатторов бар уҳда дошт, гуфт ки дар муноқишаи дастҷамъонаи шаҳрвандони Осиёи Миёна, ки чанде пеш рух дод ва навори он дар шабакаи иҷтимоии Ютуб ба нашр расид, шаҳрвандони Тоҷикистон ширкат надоштаанд.
Мусоҳиби мо гуфт, ки Сафорат рӯзи 31-уми май ин муноқишаи дастҷамъонаи шаҳрвандони Осиёи Миёна дар мавзеи сохтумонҳои иншоотии Маскавро, ки чанде пеш навори он дар шабакаҳои иҷтимоӣ ба нашр расид, ба пуррагӣ таҳқиқ намудааст.
Ёдовар мешавем, ки худи ҳамон рӯз Сафири Тоҷикистон дар Россия Имомуддин Сатторов ба бахши консулии сафорат, намояндагии хадамоти муҳоҷират дар Россия ва намояндаи ВКДи кишвари мо дар Россия дастур дод, ки ба таври фаврӣ дар ҳамоҳангӣ бо мақомоти зидахли кишвари мизбон, ширкати шаҳрвандони Тоҷикистон дар ин муноқишаро муайян кунанд. Бинобар ин, ҳама кормандони масъул дунболи таҳқиқи ин қазия шуданд, аз ҷумла ду корманди Хадамоти консулгарии сафорат Ҳокимиддин Раҳмонов ва Искандар Гадоев ва намояндаи Хадамоти муҳоҷирати ҶТ дар Русия Саид Боев дар якҷоягӣ нимаи имрӯз, 31 май ба ҷой ҳодиса рафта, аз наздик шиносоӣ ва бо директори Генералии ширкати туркӣ Ҳасан Ускан, ки сохтмони «Масква Сити» бар ӯҳдаи ин ширкат мебошад, вохӯрданд. Дар ҷараёни сӯҳбат маълум гардидааст, ки дар муноқишаи мазкур ягон тан аз шаҳрвандони Тоҷикистон иштирок надоштаанд. Баъд аз вохӯрӣ бо директори генералии ин ширкат, кормандони Хадамоти консулӣ бо яке аз бригадирҳои сохтмон, ки аз ӯ Ҷартиев Эркин ном бурда мешавад ва зодаи Бешбулоқи шаҳри Кӯлоб мебошад, вохӯрданд. Вай низ тасдиқ кардааст, ки шаҳрвандони Тоҷикистон дар ин муноқиша иштирок надоштаанд.
Ҳамчунин кормандони масъул ба шӯъбаи корҳои дохилии Пресненскийи шаҳри Москва рафта, бо Сергей Поленов сармуфаттише, ки тафтишоти ин муноқишаро бар ӯҳда дорад вохӯрданд ва дар рафти вохӯрӣ ӯ низ тасдиқ кардааст, ки шаҳрвандони Тоҷикистон дар ин муноқиша иштирок надоштаанд.
Дар натиҷа маълум гардидааст, ки дар ин муноқишаи дастҷамъонаи миёни муҳоҷирони корӣ аз Осиёи Миёна, ки дар наздикии маҳалаи “Москва Сити” миёни коргарони сохтмон рух дода буд, шаҳрвандони Тоҷикистон набудаанд ва ҳамаашон шаҳрвандони Узбакистон мебошанд. Дар сохтмон ҳудуди 2000 муҳоҷир кор мекунад, ки зиёда аз 1800 нафарашон шаҳрвандони Узбакистон аст ва тахминан 150-200 нафарашон шаҳрвандони Тоҷикистон мебошанд.

Подробнее ...
Подписаться на этот канал RSS